Выступление Олега Германовича Румянцева на заседании экспертной дискуссионной площадки «Открытая трибуна» на тему «Конституция Российской Федерации 20 лет спустя: пути формирования общественного согласия в контексте развития российской государственности»

Румянцев О.Г. Спасибо большое, Сергей Евгеньевич.
Уважаемые товарищи, мне кажется, что само сегодняшнее событие, оно, безусловно, значимое. То есть собрать людей столь разных взглядов за одним столом, Сергей Евгеньевич, - это здорово. Это здорово! И это говорит о том, что всё-таки период табу для обсуждения проблематики Конституции, видимо, уже позади. Это очень важно, что мы сегодня собрались. И я надеюсь, что это будет продолжаться.

В заголовок внесено "Конституция Российской Федерации - 20 лет спустя". Я хочу обратить внимание, что мы приближаемся к 19-летию Конституции. И это не опечатка. Мне кажется, это очень значимое указание. Мы сегодня открываем работу на год вперёд. Давайте мы действительно, если у нас табуирование позади, вот сегодня после 19-летия или, точнее, сегодня с 5 декабря, с годовщины Конституции 1936 года (правильно Сергей Михайлович Шахрай упомянул) начнём вот эту работу, работу для нас общую.

Вот порой говорят: какая у нас национальная идея? Вот она, национальная идея. Она вся в преамбуле записана. Идея конституционного патриотизма. В столь разнонаправленном, противоречивом обществе, каким является Российская Федерация нас может и должно сближать действенное понимание общности нашей судьбы, общности нации, задач, которые перед всеми нами стоят в развитии нашего общего конституционного строя.

Эта преамбула перекочевала в итоговый текст Конституции ещё с нашего варианта аж сентября 1990 года, когда мы сидели на государственной даче Совмина РСФСР в Архангельском и написали и вот эту преамбулу, и вообще первый вариант проекта нашей Конституции. И не просто так написали, не для красного словца, а чтобы заложить вот эту самую новую национальную идею.

И мне кажется, все мы могли бы, участники этого стола, если нам объединиться в некое неформальное Общество «Знание», по всей стране поехать и действительно в течение вот этого года подготовки к 20-летию выступать с этими идеями конституционного патриотизма, объединяя нацию. Это самое главное, что мы могли бы сделать чтобы начать преодоление социальных разломов, которых достаточно в нашей реальности.

Но в то же время надо признать, что обыденное конституционное правосознание формируется сегодня не столько из наших лекций, не столько из преамбулы Конституции, не столько из основ конституционного строя, которые нас всех объединяют, безусловно, но и из того, насколько последующие главы Конституции, насколько конституционная практика государства и самого общества соответствует вот этим нашим общим основам. И здесь у нас, надо отметить, есть противоречия, есть определённые проблемы.

Дело в том, что вот эта червоточина, увы, подрывает наше общественное согласие. Общественное согласие, видимо, будет достижимо, если у нас Конституция станет действенным документом. Но сама Конституция была результатом, помните, волевых односторонних действий тогдашнего Президента Российской Федерации. И когда был 15 октября им издан указ 1993 года о голосовании по Конституции, по другому указу и вытекавшему из него приказу ещё дымился Белый дом - Дом Советов Российской Федерации. Вот почему не только согласия вокруг принятия Конституции не случилось, но до сих пор встают вопросы, связанные с необходимостью «реабилитации» народовластия. В частности, встают вопросы о 95-й статье Конституции по Совету Федерации, да и не только по ней! Ибо Совет Федерации задумывался тогда как некий, извините, ограничитель над парламентом. Эта искусственная концепция несет до сих пор в себе те самые страхи и опасения перед непокорным Верховным Советом, перед действенным парламентским контролем, мол, давайте будем иметь некий управляемый ограничитель над будущим парламентом.

Всё это свидетельствует о том, что 20 лет спустя нам к согласию нужно идти, безусловно меняя некоторые положения текст Конституции, её срединных глав.

Необязательно это должны быть только поправки к Конституции, может быть, кое-что следует «отремонтировать» через федеральные конституционные законы, перечень которых не является исчерпывающим.

Нельзя отрицать сегодня, что уже есть различные конституционные инициативы у разных политических сил. И нужна площадка для того, чтобы их согласовывать. Не надо бояться обсуждения поправок в Конституцию. Мы в Фонде конституционных реформ (который ещё был создан в свое время в 1991 году в Конституционной комиссии при участии не только членов комиссии – депутатов, но и экспертов - Зорькина Валерия Дмитриевича, Мамута Леонида Соломоновича, Страшуна Бориса Александровича, других), итак при Фонде мы вот создали этим летом такой Конституционный клуб. И пригласили авторов различных проектов конституций, различных альтернативных конституционных поправок для того, чтобы обсуждать, что и как мы могли бы сделать, чтобы добиться развития конституционного строя через улучшение текста и механизмов Конституции?

Мне кажется, вот такая площадка сегодня необходима обществу.  Вчера на упоминавшейся встрече спикера с конституционалистами Сергею Евгеньевичу передал приглашение 12 декабря в День Конституции прийти вечером к нам на этот конституционный клуб, вот и Сергей Михайлович Шахрай сказал мне, что он буде.

Критерием эффективности Конституции являются, можно сказать, два момента. Во-первых, обеспечивается ли исполнительной властью, работающей уже 20 лет без парламентского над собою контроля, безопасность личности и общества? И, во-вторых, почему, если у нас все в порядке с народовластием, у нас до сих пор за 20 лет ни разу так и не пришли к власти левые силы, почему не работают механизмы мирной передача власти оппозиции? Общество у нас, во-многом, левое, обыденное сознание, во-многом, левое, а у власти у нас беспрерывно силы, в общем-то, скажем так - далекие от вот этих левых взглядов. На мой взгляд, наличие политических качелей было бы полезным для корректировки курса внешней и внутренней политики, это могли бы сделать левые и патриотически силы, может быть, их альянс. Я думаю, что наличие таких политических качелей - это нормальный показатель в обществе. Поэтому и проблема, о которой говорил Сергей Михайлович Миронов, проблема с реализацией конституционного принципа социального государства, статья есть, но у нас нет равного доступа к ресурсам нет. У нас истинным бенефициаром конституционного строя является крупный капитал, неподконтрольный ничему и никому. И это нарастающая большая социальная и политическая проблема.

Мне кажется, что поправки, связанные с реализацией принципа социального государства, являются сегодня первостепенными. И я думаю что, может быть, надо подумать о восстановлении того, что было в проекте Конституционной комиссии -  главы "Гражданское общество", чтобы отдельные институты гражданского общества получили конституционную защиту и гарантии развития в новой главе 2 прим (2 штрих, если угодно),  эти новые нормы могли бы многое поправить, в том числе и по социальной ответственности собственности, которой сегодня, к сожалению, нет.

Я поддерживаю также предложение Миронова о необходимости главы "Россия в Союзе государств", точнее было бы назвать её "Россия в Союзе государств и в международных организациях". Нынешняя история со вступлением в ВТО показала, что нам нужны конституционные основы, регулирующие эти вопросы6 вопросы делегирования нашего государственного и экономического суверенитета. Это не должно так запросто отдаваться на усмотрение исполнительной власти.

Мне кажется, если говорить о полном конституционном раскрытии принципа народовластия, то следует подумать - с какими поправками мы могли бы подойти, например, к 25-летию Конституции Российской Федерации к 2018 году. То есть речь о задаче на пятилетие вперед, о проработке этих поправок и поиске оптимальной формы их принятия или даже принятия новой редакции Конституции. Если нашей первой поправкой в 2008 году  являлась поправка о 6-летии президентства или 6 плюс 6 - 12-летии, это сформировало определенный message, сигнал, который послали обществу. В Америке первыми поправками стали поправки, связанные с правами человека, а у нас - с усилением и без того крутых президентских полномочий. Вы знаете, вот такие получаются мессаджи разнонаправленные, а в результате  мы проигрываем в нашей конкурентоспособности, наше государство проигрывает.

Вот почему нам, как мне кажется, готовя поправки, связанные с парламентским контролем, следует помнить, что их принятие было бы очень мощным знаком в сторону перехода от стабилизации к развитию.  Ибо спор о полномочиях, закончившийся очень печально в октябре 1993 года, мне кажется, до сих пор пока ещё не разрешен. Его последствия (грустно) не преодолены. И поправка в Конституцию в виде главы 5’ "Парламентский контроль", а не столько через законы могла бы определённым образом разрешить этот спор и стать сигналом к национальному примирению и возрождению.

И последнее, о чем я хотел бы сказать. Мне кажется, что нам нужно, не боясь вот этих вопросов, сделать нормальной практику конституционных обсуждений, вот такой общественный дискурс конституционных дебатов,  в том числе в средствах массовой информации. Я думаю, что Государственная Дума могла бы оказать нам содействие в этом.

Спасибо.
10.12.2012